Вика Смирнова

Привет, я Вика, режиссёр, мама Дани и Тиши.

Снимаю видеоистории, пишу детские стихи и рассказы, учусь понимать детей в Институте Ньюфелда, люблю дизайнера Мишу и наших сыновей. Думаю, что самое интересное на свете – человеческие отношения. Особенно отношения между детьми и взрослыми – верю в то, что они могут быть по-настоящему близкими.

Об этом и поговорим: о глубокой привязанности как главном условии для взросления человека, о раскрытии потенциала детей и нас самих, об иерархии в семье,  братьях и сестрах, игре, свободе, границах,  развитии детского мозга и материнской интуиции.

Хочу делиться с вами размышлениями - тем, что я узнаю, изучая психологию детско-родительских отношений и теорию привязанности, тем, что сама проживаю с моими детьми. Буду счастлива, если это окажется любопытным и вдруг поможет кому-то посмотреть на свое родительство под другим углом: как на захватывающее приключение и уникальную возможность помочь вырасти не только новому человеку, но и самому себе.

Instagram Facebook VK Vimeo

написать письмо: vikinokino@gmail.com



  • Иерархия: стать ребенку главным ответом

    Опубликовано в 00:00 am, 27 Июля 2018

    Вика Смирнова. Иерархия отношений: быть ребенку главным ответом.

    Когда я ждала Даню, я много фантазировала про нашу жизнь.  

    Представляла, как мы прыгаем по лужам, и я, конечно, всегда разрешаю ему мочить ноги, заходить в воду по самые колени, брызгаться и веселиться. Мечтала, что мы будем драться подушками и объедаться вкусностями, танцевать и петь, рассказывать друг другу секреты, во всем друг друга понимать. Я помню это чувство – мне очень хотелось стать ему настоящим другом. Я представляла, как он, подросток, приглашает домой своих ребят, наши двери открыты для всех, кого он любит, и мы с Мишей крутые родители из хороших комедий, такие, знаете, при которых можно случайно ругнуться и не испугаться этого, к которым хочется обратиться с любой проблемой.

    Вика Смирнова. Иерархия отношений: быть ребенку главным ответом.

    Я видела наш дом безопасным для детей всех возрастов, мне хотелось в моих мечтах, чтобы именно к нам все шли за теплом и спокойствием, и мы были бы теми, кто никогда не осудит, не упрекнет, не пристыдит подросших детей. Мне мечталось, что наши взрослые дети и их друзья чувствуют себя с нами просто, свободно, и мы для них такие старшие классные чуваки. Когда мы с Мишей предполагали, как будем вести себя в потенциальных «плохих» историях, которые могут происходить с нашими будущими детьми, мне все казалось понятным и несложным: ну, подумаешь, начнет курить - покажу, как закручивать табак, заодно угощу хорошим вином, уберегу от плохого. В моей же семье были традиции, размышляла я – дедушка делал ягодные настойки, все собирались на застолья, пели песни, вкусно ели, пили что-то домашнее. И эта культура со мной всю жизнь, по-другому для меня некрасиво, бессмысленно.

    Но в этих размышлениях я не задумывалась о том, что никто из моих родных не ставил себе никаких задач, я просто росла так, как росла. Все вокруг было естественным контекстом моего детства, потому так легко впитывалось и формировало меня. А вот мне, будущей маме, словно хотелось заранее найти решения всех возможных сложных задач. Мне виделось, что ключ к счастливым отношениям между родителем и ребенком - в некой равности, и в равности этой дружба.

    Вика Смирнова. Иерархия отношений: быть ребенку главным ответом.

    В теории это было просто волшебно. И вот родился Даня. Я взяла его и поняла, что вместе с ним у меня на руках оказалась гигантская, вселенского масштаба ответственность. Что значит ответственность? Я в ответе, я за него отвечаю. Я за него выбираю и решаю. Вся его жизнь зависит от моих выборов и решений. То, насколько уверенно и смело он шагнет в этот разный мир, зависит от наших отношений.

    Про то ли это, о чем я думала? Про дружбу ли? Про дружбу, но не ту, которую я представляла. Даня стал расти, и вместе с ним росла я, старые вопросы уже не помещались внутри, появлялись новые – как быть другом, но при этом учить его, что делать, а что нет? Как раздавать указания, но оставаться близким? Как руководить, но не унижать? Как стать тем, кого хочется слушать и уважать?

    Первые несколько лет я нащупывала в себе это чувство – ощущение себя уверенной мамой, знающей, что лучше для ее ребенка, но не командующей им как ротой солдат, а мягко направляющей в нужную сторону. Стало ясно, что ни о каком равенстве не может быть речи, я – мама, а это мой малыш. Я о нем забочусь, а он мне доверяет. Похоже ли это на дружбу? На дружбу мамы и ребенка – да. Можем ли мы быть в этой дружбе равными – нет. Это отношения того, кто заботится, и того, кто принимает заботу.

    Вика Смирнова. Иерархия отношений: быть ребенку главным ответом.

    Если вы смотрели мой любимый сериал «Это мы», то помните, как умирающий отец Рэндалла отказался прощаться со своими внучками, находясь в больничной постели. Он сказал, что простился с ними дома, когда девочки лежали в своих кроватях – он смотрел на них сверху вниз, и хотел бы, чтобы они запомнили его именно так. Это чудесный образ иерархии в наших отношениях с детьми: так задумала природа – чтобы дети смотрели на нас снизу вверх, и мы всегда были для них ответом. Только из абсолютной зависимости от родителей ребенок вырастает независимым.

    Вика Смирнова. Иерархия отношений: быть ребенку главным ответом.

    Оказалось, очень важно почувствовать это, и с этим ощущением двигаться в своем родительстве. Все мои планы о веселой и легкой жизни с ребенком абсолютно реальны, но достигается все иначе, чем я думала. Смысл не в том, чтобы быть наравне, а в том, чтобы наравне не быть. Анализируя это, я с удивлением заметила, что причина множества проблем в отношениях между взрослыми и детьми – в неверной иерархии или в ее отсутствии.

    Ну, к примеру, гуляете вы на детской площадке и видите девочку, лет трех, сидящую в грязи. Лето, тепло, девочка поет песенку и копает лопатой землю, счастливая и вымазанная с ног до головы. Бабушка говорит ей: «Лиза, пора домой!». Девочка не реагирует, поглощенная своей игрой. Бабушка: «Лиза, сейчас же вставай, мы уходим!». Девочка не слышит, бабушка сердится: «Как я потом буду тебя отмывать? Не хочешь идти – ну и сиди тут грязная, а я пошла». Такая обычная ситуация, каких полно вокруг каждый день, очень явно показывает, как нарушена в отношениях бабушки и девочки иерархия. Разве может взрослый и уверенный в себе человек обижаться на девочку, которая так увлечена, что совершенно не способна сейчас же отвлечься? Разве хочется слушать того, кто резким голосом отдает команду – встали и уходим? Того, кто манипулирует и угрожает? Того, кто стыдит и щедро одаривает чувством вины? Разве должен ребенок знать ответы на вопросы «что мне с тобой делать?». Нет. Все эти бабушкины действия перекладывают ответственность за то, что происходит, на маленькую Лизу, которой ничего не остается, кроме как попытаться этот груз взять. Во что это превращается? В непослушание со стороны детей – как я могу довериться тому, кто не знает, что со мной делать? Тому, кто так легко раздражается и выходит из себя, не в силах со мной договориться? Это превращается в детскую тревожность – когда у ребенка нет ощущения полной расслабленности рядом со взрослым, чувства, что можно ни о чем на свете не беспокоиться.

    Вика Смирнова. Иерархия отношений: быть ребенку главным ответом.

    Мы так боимся избаловать наших детей, так упорно толкаем их к самостоятельности и ответственности, и так напрасно – это то, чему невозможно научить, то, что рождается само внутри человека, который созрел для этого, находясь в надёжных отношениях. Я наблюдала за Даней в его 3-4 года и удивлялась – почему он, уже умеющий так многое, все равно иногда просит меня о помощи: налить воды, надеть футболку, покормить. Во мне боролись два желания – сказать «ты же умеешь сам!» или выполнить просьбу, помочь. В этот же период в нем проснулась огромная и сильная «самость»: мама, я сам надену ботинки, я сам почищу зубы, я сам выключу свет!  Я понимала, что вот рождается он, маленький большой человек, который начинает ощущать свою силу и энергию делать что-то самостоятельно. Но иногда ему нужно подтверждение того, что он мой малыш, что между нами все в порядке, что я забочусь о нем, и, если что, сделаю для него эти простые вещи, так легко говорящие о безусловной любви. Ребенок, которому мы не отказываем в помощи, а еще лучше даем чуть больше, чем он просит, наполняется до краев нашей заботой, и только после этого выдает заветное «я сам». Когда я увидела, как работает моя забота, я поняла, что в этом родительская сила, в нашем посыле – я тебе всегда помогу, я о тебе позабочусь, я взрослый и надежный. Это те отношения, в которых дети успокаиваются, чувствуют любовь, опору, и из этого теплого укрытия идут покорять мир. В том, чтобы быть заботливыми – наша сила, а не слабость. Быть главными в заботе наша задача.

    Вика Смирнова. Иерархия отношений: быть ребенку главным ответом.

    Как поступила бы та бабушка с позиции взрослого заботливого взрослого? Она, понимая, что ребенку очень сложно вмиг переключиться, несколько раз предупредила бы о том, что скоро предстоит уйти. Она бы сказала: «Дорогая, нам пора, мы уходим домой – купаться, обедать и спать». Представьте, как хорошо знать, что кто-то уже обо всем позаботился и тебе нужно просто последовать за ним. Если бы Лиза не соглашалась, не в силах отвлечься, бабушка все равно увела бы ее домой, приговаривая – да-да, я понимаю, как не хочется уходить и прерывать игру, и как жаль, но нам пора.

    Одно из самых сложных родительских дел для многих из нас, воспитанных с установками, что «плакать и злиться плохо» – привыкнуть к тому, что детские слезы это нормально. Расстраиваться это нормально, горевать, нервничать, гневаться, бояться – это так же нормально, как радоваться и смеяться. Наша задача давать детям прочувствовать тщетность ситуации, которую они не могут изменить, прожить все эмоции, и при этом быть рядом, не агрессором, не главнокомандующим по имени «Я сказала!», а тем, кто пожалеет, посочувствует, поймет, и сделает так, как считает необходимым.

    Вика Смирнова. Иерархия отношений: быть ребенку главным ответом.

    «Понимаю, как обидно уходить, но нам пора домой» и брать на руки страдальца.

    «Я знаю, как тебе хочется еще мультиков, но на сегодня все» и слушать плач, и принимать агрессию, и разрешать злиться, и ждать, пока придут тихие слезы о том, что невозможно изменить.

    «Мне жаль, детка, но мороженого не будет» и обнимать ревущего малыша.

    Вика Смирнова. Иерархия отношений: быть ребенку главным ответом.

    Обнимать малыша, который пока не отвечает за себя, и уверенно вести его в нужную сторону.

    Обнимать малыша, который уже и не малыш, и все чаще сам выбирает, куда идти, и падает, но встает в наши объятия.

    Обнимать его взрослеющего, разрешать ошибаться и страдать – дружить с кем-то не тем, пробовать плохое вино. Разрешать ему узнавать, что мир больше, чем теплое семейное застолье, но давать чувство, что у него есть этот дом, и он навсегда – для него.

    Быть для ребенка местом, куда хочется возвращаться, особенно в самые непростые времена. Быть тем, у кого для него всегда есть ответ – единственная настоящая возможность с ним дружить.


    фото: Иван Трояновский