Вика Смирнова

Привет, я Вика, режиссёр, мама Дани и Тиши.

Снимаю видеоистории, пишу детские стихи и рассказы, учусь понимать детей в Институте Ньюфелда, люблю дизайнера Мишу и наших сыновей. Думаю, что самое интересное на свете – человеческие отношения. Особенно отношения между детьми и взрослыми – верю в то, что они могут быть по-настоящему близкими.

Об этом и поговорим: о глубокой привязанности как главном условии для взросления человека, о раскрытии потенциала детей и нас самих, об иерархии в семье,  братьях и сестрах, игре, свободе, границах,  развитии детского мозга и материнской интуиции.

Хочу делиться с вами размышлениями - тем, что я узнаю, изучая психологию детско-родительских отношений и теорию привязанности, тем, что сама проживаю с моими детьми. Буду счастлива, если это окажется любопытным и вдруг поможет кому-то посмотреть на свое родительство под другим углом: как на захватывающее приключение и уникальную возможность помочь вырасти не только новому человеку, но и самому себе.

Instagram Facebook VK Vimeo

написать письмо: vikinokino@gmail.com



  • Быть родителями - приключение длиною в жизнь

    Опубликовано в 00:00 am, 20 Июня 2018

    Признаюсь, мне непросто далось решение писать здесь о родительстве. Тема воспитания детей очень тонкая, ты все время должен думать о том, как бы так сказать что-то и никого не обидеть, не задеть, не осудить. Как бы так рассуждать, чтобы не скатываться в поучения, и не растревожить в читающих родителях чувство вины, которому только дай повод проснуться. Я постараюсь, потому что найти этот баланс, суметь бережно и деликатно разговаривать с вами о нас и наших детях значит для меня сделать шаг в сторону собственной зрелости, принять свои опасения и чью-то критику, позволить себе ошибаться и чувствовать все, что я чувствую. Буду рада вашим комментариям и обратной связи.

    Что значит быть родиелями?

       Что это значит – быть родителями?

    Перед тем, как родить ребенка, думаем ли мы о том, что нас ждет, представляем ли себе как-то нашу будущую жизнь? Уверена, большинство из нас – да. Оказываемся ли мы готовы к тому, что будет происходить на самом деле? Почти всегда – нет.

    Кому-то  легко дается первый год жизни с малышом, и такие родители не понимают – а где, вообще-то говоря, ваши обещанные сложности, колики, ночи без сна и крик круглые сутки? Нет-нет, нас обманули: жизнь продолжается почти в том же ритме, мы ездим на тусовки со спящим младенцем в автолюльке, ходим в рестораны и летим через океан в три месяца детеныша.

    Для кого-то первое время становится испытанием и проверкой всего, чего только можно: а умею ли я спать по три часа в день, питаться чем придется, забыть о друзьях, полностью посвятить себе маленькому капризуле, побороть трудности с грудным вскармливанием, оправиться после сложных родов? Смогу ли сохранить и развить отношения с любимым человеком, чья жизнь так же круто изменилась, и с новым самим собой? Жизнь после рождения детей меняется, это точно. Она может не очень заметно стать другой в бытовом плане, если прежний образ жизни не особо отличался от того, что наступил с ребенком, но жизнь изменилась – теперь в ней есть ответственность за нового человека. И это то, чего не отменить, не вернуть назад, то, от чего не отказаться и не переделать.

    Дети это навсегда. Пожалуй, единственное стопроцентное навсегда, которое может с нами случиться.

    Что значит быть родителями?

    Если вернуть меня на пять лет назад, в момент, когда вот-вот на свет должен появиться мой старший сын, я бы сказала себе: все, что ты можешь знать наверняка о жизни, которая последует дальше – она будет абсолютно непредсказуемой, и это навсегда. Я снимала дипломный фильм, у меня была прекрасная легкая беременность, и я готовилась к абсолютно естественным родам. Но случилась экстренная операция, которая не просто не входила в мои планы – я не рассматривала, что это может быть возможно. Мы с Мишей все подготовили и спланировали, «подстелили соломки»: сходили на курсы, нашли хорошего врача, выбрали один из лучших роддомов и «Семейные роды», но ничего из этого не сработало. Это все не имело никакого значения и никак не повлияло на то, что происходило, когда наш ребенок решил родиться так, как решил. Я к этому не была готова.

    Что значит быть родителями?

    Я сама заранее загнала себя в ловушку собственных ожиданий и мнимых уверенностей – раз у меня прекрасная беременность, никаких проблем, договор на платные роды, все обязательно будет так, как я думаю. Я ничего не знала об операциях, о наркозе и выходе из него, о восстановлении после таких родов и, самое главное, о том, как помочь себе справиться с самым первым материнским чувством вины. Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что мне очень нужна была поддержка от близких, но совсем не та, которую они старались дать.

    Все говорили примерно одно и то же: «Перестань плакать! Все же прекрасно – вы живы, здоровы, все прошло хорошо, у тебя чудесный ребенок. Разве у молодой мамы есть время на страдания? Разве есть повод? Радуйся! У кого-то дети погибают, у кого-то рождаются с осложнениями, кто-то вообще не может иметь детей!». Но дело в том, что это никогда никому не поможет.

    Что значит быть родителями?

    Обесценивание чужой боли, примеры каких-то ужасных исходов – это все ведет к тому, что хочется закрыться от всех еще сильнее, зарыться в своем горе и ни с кем им не делиться. На твое и так гигантское чувство вины (я не смогла родить моего ребенка сама!) наслаивается еще одно, подаренное окружающими – какое право я имею страдать, когда у меня все хорошо?

    Но я имею право страдать. Имею право страдать над тем, над чем страдается именно мне и именно сейчас.

    Эти чувства уже есть во мне, их никуда не деть, тем более по указу «перестань горевать!». Все, что нужно в такие моменты получать от родных – это забота. Нужно, чтобы было с кем поплакать. Чтобы был кто-то, кто просто выслушает и, как большая любящая губка, будет впитывать твою боль, пока она не исчерпается.

    Что значит быть родителями?

    Миша, который переживал все это почти так же остро, как я, был единственной моей заботой, и помог мне прострадать эту историю до дна, пройти все этапы непринятия, злости, отчаяния, грусти, и, наконец, освободиться. Первые месяцы Даниной жизни я провела в тумане, и это тоже не то, к чему готовился мой стальной внутренний контролер. Хватка его тогда ослабла, и я получила первый большой родительский урок - есть вещи, которые от нас не зависят. Важно то, как мы будем к этому относиться и что решим делать.

    Что значит быть родителями?

    Мне кажется, это все, к чему себя нужно по-настоящему готовить. Мы не знаем, как пройдет наша беременность и роды, какой у нас родится ребенок, каким родителем окажется наш близкий человек, каким родителем окажемся мы сами, будет ли нам легко или сложно (а будет и легко, и сложно), что мы узнаем о себе и о мире, раз и навсегда выбрав быть ответственным за чью-то жизнь. Мы не знаем, где именно заноет наша душа, когда ребенок станет расти и вспарывать все, что мы так старательно прятали и распихивали по самым дальним уголочкам всю сознательную жизнь. Не знаем, с чем мы справимся легко, а с чем, кажется, справиться невозможно. Не знаем, кто из друзей останется с нами рядом, когда мы в сотый раз вместо похода в бар выберем сторожить температурный сон и до утра слушать сбивчивое дыхание. Не знаем, кто из них разглядит в нас тех самых нас – да, немного других, но все-таки не только родителей.

    За пять лет меня-мамы я простилась с несколькими очень близкими людьми, без которых когда-то вообще не представляла своей жизни. Невозможно сказать точно, почему это происходит, у каждого из нас свои мотивы и причины, но однозначно - наше родительство меняет не только нас, но и тех, кто с нами. 

    Что значит быть родителями?

    Принять это невероятно сложно, но рецепт все тот же – идти на боль, пока не пройдешь ее всю.

    Быть готовым к чему угодно, при этом жить радостно и расслабленно – этому я стала учиться.

    Мы не знаем, когда будет непросто именно нам – в самом начале, с крошечным младенцем, или потом, с 15-летним подростком (а сложно будет, когда то, что происходит, станет задевать наши собственные болючие кнопки).

    Не знаем, что будет с нашей семьей – вы замечали, сколько пар распадается в первые несколько лет после рождения ребенка? Потому что мы не можем заранее увидеть, какими мы будем, получив в руки маленькую жизнь. Все, что удавалось обходить и скрывать, пока мы были просто парой, вылезает наружу без нашего ведома.

    Что значит быть родителями?

    Мы с Мишей вместе много лет, мы росли друг с другом и становились взрослыми рядом, и к моменту, когда у нас появились дети, были самыми родными людьми. Родительство сблизило нас еще больше, пришло какое-то сакральное ощущение, что мы вдвоем дали жизнь, и вот этот человек – он, обалдеть же, из нас. Это общее чувство помогало нам слышать друг друга и ясно видеть с новых сторон, не всегда лучших.

    Но я знаю много других историй – когда люди становятся чужими, не могут справиться с обрушившимся на них комом забот и этим давящим чувством, что ты теперь бесконечно должен что-то решать и делать выбор. Больше половины пар, чьи свадьбы я когда-то снимала, развелись после рождения детей, и я вижу в этом закономерность. С рождением ребенка мы рано или поздно начинаем писать жизнь на чистовик и в какой-то момент ловим это ощущение выкрученности на полную мощность всех наших самых уязвимых чувств. Мы как будто оказываемся голышом и ныряем в жизнь, впервые так по-настоящемуЗнакомимся с собой: "здравствуйте, девушка, очень приятно" (а иногда не очень).

    Что значит быть родителями?

    Найти в себе готовность принять эту неизвестность, принять себя любым и быть открытым к переменам – вот что я себе посоветовала бы пять лет назад.

    Быть родителем – это значит познавать себя и мир во всей его непредсказуемости.

    А он предельно непредсказуем. Когда Даня был маленький, я очень следила за его питанием, он впервые попробовал мороженое после трех лет – без сахара, веганское, на кокосовом молоке. Сейчас Тише чуть больше года, и он уже вовсю жует обычный сливочный стаканчик каждый раз, когда мы сами едим мороженое. И дело не только в здоровом пофигизме, который появляется с рождением следующих детей, но и в том, что я научилась принимать все, что происходит. В том числе то, что идет не так, как я задумала.

    Что значит быть родителями?

    Я учусь чувствовать свою силу – нам же доверили чью-то жизнь, и она полностью зависит от нас. Никому ничего не доказывать, не стараться чему-то соответствовать, действовать, благодаря единственно истинной мотивации – той, что рождается внутри. Отыскать в себе мощнейшую интуицию родителя – поверьте, есть люди, растящие детей в огромной любви и заботе, не изучая никаких теорий и не оканчивая институтов. Такими родителями задумала нас природа – главными в отношениях с детьми, заботящимися, оберегающими их, дающими им самую большую поддержку в жизни. И все эти болючие вещи, которые никуда не деть, когда появляется ребенок, ведут к нашей интуиции, к нам настоящим.

    Кто мы там, за этой замаскированной болью? Есть две дороги – бороться с болью и самому оставаться маленьким и тревожным, или проживать ее, выплакивать и идти к себе, становясь действительно взрослым человеком, способным дать ребенку отношения без унижений и страхов.

    Что значит быть родителями?

    Думаю, родительство – такой объемный многогранный процесс, когда мы получаем возможность стать собой благодаря нашим детям, и в ответ подарить им детство, в котором раскроется их сила. Сила любить, сопереживать, огорчаться, плакать и смеяться, проигрывать и побеждать, бояться, но пробовать, слышать себя и доверять себе, узнавать себя. Проявиться, раскрыться миру, сделать все задуманное, осуществить то, для чего ты – мы можем открыть эту силу детям, когда рядом с ними доберемся до самих себя.

    фото: Иван Трояновский